Зурбаган, крылья

И осенний романс в тему

Я не хочу прощаться с октябрем,
Я не хочу дождей и стылых крылий,
Я не хочу ноябрьского бессилья,
Я не хочу прощаться с октябрем.

Я не хочу прощаться с октябрем,
Я не хочу - но времени так мало,
Я знаю, что концу не стать началом,
Я не хочу прощаться с октябрем.

Я не хочу прощаться с октябрем,
Спустившимся в могилу палых листьев,
Взлетевшим поздним дымом в злые выси,
Я не хочу прощаться с октябрем.

Я не хочу прощаться с октябрем,
Я не хочу быть скованным зимою,
Весны обманов и чужого зноя,
Я не хочу прощаться с октябрем.

Я не хочу прощаться с октябрем,
Я не хочу, но полночь на подходе,
И ночь угрюмо катит свои воды -
Я не хочу прощаться с октябрем!

Джон Китс и Самхайн

Сегодня - очередная годовщина со дня рождения чудесного английского поэта.


TO AUTUMN.

1.

SEASON of mists and mellow fruitfulness,
Close bosom-friend of the maturing sun;
Conspiring with him how to load and bless
With fruit the vines that round the thatch-eves run;
To bend with apples the moss’d cottage-trees,
And fill all fruit with ripeness to the core;
To swell the gourd, and plump the hazel shells
With a sweet kernel; to set budding more,
And still more, later flowers for the bees,
Until they think warm days will never cease,
For Summer has o’er-brimm’d their clammy cells.

2.

Who hath not seen thee oft amid thy store?
Sometimes whoever seeks abroad may find
Thee sitting careless on a granary floor,
Thy hair soft-lifted by the winnowing wind;
Or on a half-reap’d furrow sound asleep,
Drows’d with the fume of poppies, while thy hook
Spares the next swath and all its twined flowers:
And sometimes like a gleaner thou dost keep
Steady thy laden head across a brook;
Or by a cyder-press, with patient look,
Thou watchest the last oozings hours by hours.

3.

Where are the songs of Spring? Ay, where are they?
Think not of them, thou hast thy music too,—
While barred clouds bloom the soft-dying day,
And touch the stubble plains with rosy hue;
Then in a wailful choir the small gnats mourn
Among the river sallows, borne aloft
Or sinking as the light wind lives or dies;
And full-grown lambs loud bleat from hilly bourn;
Hedge-crickets sing; and now with treble soft
The red-breast whistles from a garden-croft;
And gathering swallows twitter in the skies.

И мы плавно переходим к теме Самхайна


Прослушать или скачать Башня Rowan Черный Самайн бесплатно на Простоплеер
искусство

Макабр для Любелии


Collapse )

Это такой фанартец по одному из моих любимых рассказов Леонида нашего Андреева, "Рассказ о семи повешенных", кто не читал, крайне рекомендую приобщиться. Я постарался изобразить свою любимую героиню - Мусю, и конвоирующеего ее аццкого жандарма (мундир и фуражка чисто фантазийные, все это рисовалось в три часа ночи под феназепамом). В общем, не стреляйте в пианиста, он рисует как умеет=)
Боливар, Венецуэла, Южная Америка

Спецом для Мыши: пака и пакарана


Это пака. Кавиаморфные грызуны - "первая волна" переселенцев в Южную Америку, остававшуюся изолированным континентом до плейстоцена. Здесь они заняли нишу копытных, изрядно потеснив кондиляртр (у тех и так жизнь была не новогодний подарок - и от сумчатых хищников успевай бегать, и от гигантских хищных птиц, теперь еще и "понаприплывшие"...). Несмотря на внушительные размеры, пака относится к тому же семейству, что и изящная, похожая на предка лошади, агути.


Пакарана, или "ужасная мышь" (я не шучу, именно так переводится с латыни ее название - диномис) - близкий родственник паки, но в отличие от нее, обладает хвостом и предпочитает горные ландшафты. Близка к миокастору ("мышебобру"), созданию, размером с небольшого медведя, жившему на острове Куба (где на него охотилась гигантская нелетучая сова). Обратите внимание на окраску обоих животных - светлые пятна или полосы по более темному фону считаются древнейшей базовой окраской примитивных млекопитающих.

Конь Фалькенбаха-младшего. Очень Остенгольмская картинка


Horse head
by !Snake-Obsidian on deviantART

Интриг, чистокровный английский жеребец, любимый конь П.фон Фалькенбаха, прошедший с ним прусско-датскую войну. Судьба жеребца после ареста хозяина осталась неизвестной, но существует легенда, что командовавший арестом датский майор Свен Хольмберг польстился на красавца-жеребца, но Интриг оказался "сущим дьяволом" и никого к себе не подпускал. Дирк фон дер Керн, видевший Фалькенбаха в бою, писал: "Они составляли единое целое... обычно лошадей страшит запах крови и железа, но послушание этого коня было великолепным, и хозяин всегда мог положиться на него; более того, Интриг был обучен разным штукам, немало забавлявшим солдат - он отгадывал, в какой руке спрятано лакомство, мог сидеть по-собачьи и для него не было высшей радости, чем нежно перебирать губами волосы хозяина. Как кавалерийский капитан, видевший множество лошадей, я не могу вспомнить ни одну из них, что превосходила бы Интрига статью, быстротой и смелостью..."(пер. с нем.)

"Я видела Интрига, когда брат останавливался в Мальбурге, буквально на несколько дней перед тем, как снова ехать на запад... кажется, это была ранняя весна, и я ехала через прозрачный лес вдоль насыпи железной дороги, отлично зная, где он будет поджидать меня. Эту картину я запомню навсегда - ажурно смыкающиеся своды деревьев, бледно-золотые потоки солнечного света и фигура в мундире черных брауншвейгских гусар верхом на вороном жеребце - незадолго до этого брат получил чин подполковника и очень этим гордился, но я видела его, прежнего - мальчишку, с которым мы мчались через поваленные деревья, играя в Дикую Охоту под проливным дождем, и не удивилась, когда он первым делом, после приветствия, предложил испытать резвость наших коней." (Сигрид фон Фалькенбах, пер. с нем.)
сюртук, ласка, Рылеев

Маргарита Владимировна, Вы жжоте!

В исторических романах и повестях «Вниз по Волге-реке», «Бунтари», «Декабрята», «Под знаменем башмака», «Когда разрушаются дворцы» изображены народные движения (восстание под руководством Степана Разина, восстание декабристов, крестьянские войны в Германии и пр.).
Зурбаган, крылья

"Он так прекрасен, что нас колбасит"(с)

Из разряда "старая любовь не ржавеет"
Этот портрет и правда ниэпически прекрасен, тут гравер, господин Гирэ, превзошел самого себя, и вообще...
Эта прелесть поднимает дух, им можно любоваться бесконечно, этот взгляд... эти воспоминания о долгих зимних ночах, когда у меня выкристаллизовывался мой первый исторический рОман, эти попытки заполучить репродукцию портрета, увенчавшиеся успехом. Это шквал воспоминаний и эстетический экстаз.
Разве он не прекрасен?
0_55911_7118a33b_XXL
искусство

крик души

Я похоронюсь под этими голландцами...
Хорошие вы люди были, я не спорю, вот только я до сей поры Голландию вообще не копал, мне хватало братьев Де Витт (где про них читал - вот не помню, но читал), и как-то все. А да, были еще "Морские нищие" но это уже немножко другая эпоха, но тоже годная книжечка была. А теперь приходится еще и по ним копать мать нашу часть. Ради них надо найти максимум инфы о Лейдене и его университете конца шешнашки.
Бли-ин.
Мне уже от названий улиц весело.
В общем, если я-таки напишу эту повестушку и нарисую к ней иллюстрашки, это будет чудо.